November 9th, 2007

мистические

(no subject)

Меня опять преследует сон наяву… Надо опять искать нормальное толкование… А пока надо не забыть, надо записать… Это не только для личного пользования, надеюсь, вам, мои друзья, понравится тоже. :-)

Ночь завешивает все темно-синим шифоном, а полная луна добавляет ощущение серебряного бархата, которого касаешься кончиками пальцев. Темные силуэты, четкие тени – все настолько нереально хорошо видно, все настолько неестественно хорошо чувствуется, слышится. Воздух тяжелый морской солью, запахом жасмина и зеленого чая. Это странно. Поскольку, хотя горное озеро и соленое, но сейчас зима, поэтому жасмина и зеленого чая здесь быть не может. И тем не менее.
Мороз слегка пощипывает за щеки, не сильно, ненавязчиво напоминает о себе. А над озером стелется легкая пенка тумана – озеро горячее. Вода плещется о волнорезы черно-синими, мягкими волнами, а звезды купают пяточки в воде. Именно из-за баловства звезд и снисходительности полной луны туман кажется таким потусторонним – он светится изнутри, становится реальным, осязаемым.
Плеск воды и смех. Девушка плещется в горячей воде озера. Она то ныряет, то немного поднимается в воде и разгоняет туман руками. Девушка легла в воде на спину, раскинув руки, согнув колени. Длинная рубаха намокла и облепила тело, а волосы плывут в воде темным плащом.
Она смотрит на звезды, на луну и что-то шепчет им.
Он не ревнует: у подружек должны быть свои тайны. Для того они, тайны, и нужны. Он любуется ею уже долго, и хотя он хочет залезть в воду и прикоснуться к ней, он ждет. Он знает, что скоро она наиграется и найдет новую забаву. Он сидит на волнорезе и ждет.
Она резко сводит руки за головой и ныряет под воду, как делают переворот назад через голову. Ее тело в воде мягко светится. Она раскидывает руки, прижимается грудью к каменистому дну, а затем, резко оттолкнувшись от дна, устремляется к поверхности воды. Она вырывается из воды в короне водяных брызг. Подружки-звезды тут же заполняют эту корону серебряным светом. А она смеется и чертит руками по воде вокруг себя: переплетенные руки описывают круг, на секунду ныряют в воду, опять в круг…
Серебряные брызги, круги по темной, бархатистой воде и звезды стайками окружают ее. Или это не звезды? Маленькие светящиеся рыбки? Болотные огоньки?
Они окружают ее, кружатся вслед за руками. А она кружится все быстрее и быстрее, пока вдруг не ныряет опять. Звездочки-огоньки вытягиваются в шлейф за ней, облепляют подол рубахи. А она ложится на дно спиной и раскидывает руки, как будто пытается обнять отражение неба на поверхности воды.
А огоньки в одно мгновение складываются в четкие линии: тройной круг, семиугольник вписанный в больший круг и каждая вершина помечена каким-то своим знаком.
Поверхность воды резко распрямляется: ни волны, ни ряби – вода как стекло неподвижна. Эту неподвижность взрезает получившаяся святящаяся фигура. В воде остается глубокий след, а фигура поднимается на пару метров вверх, начинает медленно вращаться.
Резкий порыв ветра буквально сметает туман. Звезды отражаются в ледяной поверхности озера. Над центром озера продолжает тяжко ворочаться, изливая синий свет, странная фигура.
Вязкая тишина противно щекочет нервы. Воздух слегка потрескивает от мороза, но иногда за коротким режущим звуком сверкает маленькая молния.
Из льда плавно и легко, как из тумана проскальзывает она. Одежда сухая, лежат мягкими волнами сухие же волосы. Она поднимает руки к звездам, подставляет лицо призрачному свету. Лицо удивленного, любопытного ребенка, который тянет руки к запретному.
Она резко опускает руки, вслед за ними рушится на лед синими искрами, сияющей пылью магическая фигура.
Она аккуратно, не нарушив ни одной линии, выходит из круга, подходит к ледяной фигуре на волнорезе, проводит пальцами по застывшему лицу.
- Я тоже была рада вновь увидеть тебя, - шепчет она. Горечь и нежность, надежда и понимание невозможности смотрят сквозь ее глаза, - я еще вернусь. Скоро. Я найду способ забрать тебя от сюда. В следующий раз точно получится.