August 26th, 2008

мистические

Сумерки

Я люблю сумерки. Есть в них что-то, что меня особенно цепляет за мягкое внутри. Такая вот магическая дымка – как над правильно сваренным зельем, простым притиранием от ушиба или глинтвейном. Оно еле-еле ощутимо, легким паром вьется над котелком, терпким ароматом дразнит кончик носа. И без этой детали и зелье кажется недоваренным, и притирание – менее действенным, и глинтвейн не таким согревающим.
А еще есть в сумерках нечто неочевидно-интимное. Ну…*от переполняющих чувств размахивает руками*. Это как подвязки на чулках. С одной стороны, сейчас совершенно спокойно можно почти в любом общественном месте лицезреть женские трусики – гораздо более интимный элемент одежды, чем подвязки, да? Но вот подвязки на чулки... Да, моды на них нет, да, чулки сейчас без подвязок вообще делают. Да, эти самые подвязки можно наблюдать, в основном, на свадьбах, когда счастливый «бывший жених, а теперь уже, ВАХ!, настоящий молодой муж» метко кидается ими в страждущих новобранцев.
И все же. Интимная часть одежды. А пока не задумаешься об этом, не представишь, не особо и понятно, что интимная.
Так и сумерки. Они такие еле-еле угадываются: еще не темень ночи, уже и не свет дня. Причем сумерки могут быть и вечерние и грозовые. Но лучше, когда вместе. Тогда сумерки наступают совсем-совсем рано. И можно погулять с ошалевшим от такого счастья ребенком. Дите радостно носится по лужам, мамка тихонько млеет от удовольствия.

Определенно, есть что-то интимное в том, как редкие фонари отражаются в мокром асфальте, как легкая изморозь покрывает лицо и волосы. Такие сумерки почти осязаемы. Иногда кажется, что погружаешь руку в кисель температуры крови: чувствуется легкое сопротивление, а изменения температуры нет. И кончики пальцев покалывает предвкушение чего-то волшебного. И на языке ощущается отголосок привкуса крови: чуть солоноватый металлический.


З.Ы. Дите забрызгало меня с головы до ног, поэтому теперь я этой красотой наслаждаюсь из-за окна. Это уже другое удовольствие. Не такое чувственное.